Обрезание

Материал из VEHI.

Перейти к: навигация, поиск

Обре́за́ние — ритуальная операция на коже пениса, издавна производимая у многих народов. В настоящее время распространено главным образом у мусульман и евреев.

У евреев обрезание (евр. ברית מילה, брит мила) служит символом союза между Богом и Израилем. Хотя эта операция вовсе не может считаться отличительным признаком принадлежности к еврейскому народу, однако, ввиду высокой важности идеи, которую она символизирует у евреев, она свято чтилась ими в продолжение целых тысячелетий, как акт вступления в лоно еврейской религии.

Обрезание практиковалось и практикуется у многих народов. Так, обрезание существовало у финикийцев1, у египетских жрецов2, аммонитян, едомитян и моавитян (см. Иер. 9:24—26). Существование его у вавилонян и ассирийцев не доказано; у филистимлян обрезания не было. У окрестных с Израилем народов оно было «туземным учреждением»3. Практика обрезания крайней плоти у ближневосточных народов засвидетельствована с III тыс. до н. э.4 . Изначально оно было связано с ритуалом инициации, перехода к взрослой жизни, дававшим среди прочего право жениться. Характерно, что еврейское существительное hatan, означающее «жених», «зять» является однокоренным арабскому hitan, обрезание. Однако, единственным местом Библии, где обряд обрезания как-то связан с браком, является Быт. 34. Все прочие места Писания придают обрезанию исключительно религиозное значение5.

Сцена обрезания. Изображение на египетской гробнице (ок. 2500 г до н. э.)
Сцена обрезания. Изображение на египетской гробнице (ок. 2500 г до н. э.)
На рисунке, представляющем сцену этого обряда у древних египтян, изображение ножа напоминает собой форму ножей каменного периода. Это отчасти свидетельствует, что начало этого обычая теряется в глубокой древности.

У большинства народов обрезание совершается над мальчиками и юношами 10—17 лет (в Древнем Египте — на 14-м году) и составляет как бы посвящение в мужчины, официальное признание половой зрелости. У мусульман обрезание не составляет догмата, а только традиционный обычай (соннат), унаследованный, по-видимому, от эпохи до Магомета. Турки совершают обрезание над мальчиками 8—13 лет, персы — над 3—4-летними, мусульмане Малайского архипелага — над 10—13-летними, арабы городские — на 5—6 году, деревенские — на 12—14 году. Египетские христиане (копты) совершают обрезание непосредственно перед крещением.

Совершение обрезания сопровождается обыкновенно празднествами, отчасти религиозного характера (как у евреев и мусульман), отчасти только знаменующими наступление половой зрелости у одного из членов семьи; для выполнения операции приглашается, у первых это специальное духовное лицо (моэль), у других — врач-знахарь.

Необрезанный пенис
Необрезанный пенис
Обрезанный пенис
Обрезанный пенис

На фотографии слева показан обрезанный пенис, у которого полностью отсутствует крайняя плоть; на фотографии справа головка необрезанного пениса полностью закрыта. В античные времена обнажение головки пениса считалось неприличным. Римские поэты Гораций (Quintus Horatius Flaccus, 65-8 до н. э.) и Ювенал (Decimus Junius Juvenalis, ок.60 — ок.127) говорили, что обрезанный пенис похож на пенис в состоянии эротического возбуждения, и высмеивали обрезанных мужчин, как похотливых и развратных.

Весьма невероятно, чтобы в деле обрезания играли какую-нибудь роль санитарные цели, как это пытались некоторые доказывать. Кое-где, например в Африке, у арабов и т. д., практикуется и обрезание девочек (женское обрезание) (удаление clitoris, малых губ), иногда в связи с так называемой инфибуляцией; но этот варварский обычай вызывается другими целями, в частности — предупреждением возможности полового сношения.

Содержание

Обрезание в Библии

Обрезание принадлежит к немногим заповедям до-синайского законодательства. Аврааму было предписано производить обрезание над собой и завещать его своему потомству как печать союза между народом и Богом (Быт. 17:9—12). Обрезание служило чисто внешним признаком Израиля, отличавшим его от необрезанных, т. е. от язычников, олицетворением которых в этом отношении были филистимляне (Суд. 14:3; 15:18; 1 Цар. 14:6; 17:26; 2 Цар. 1:20).

Как символ специального союза, обрезание у евреев отличается от обрезания у других народов. Оно должно производиться не в период начинающейся половой зрелости, а сразу же после рождения, на 8-ой день. Оно является уделом не только высших классов, как у египтян, а всего народа, не исключая и рабов.

В Ветхом Завете обрезание является знаком завета с Богом и восходит к самому праотцу Аврааму:

«И сказал Бог Аврааму: ты же соблюди завет Мой, ты и потомки твои после тебя в роды их. Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя: да будет у вас обрезан весь мужеский пол. Обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами. Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас в роды ваши всякий младенец мужеского пола…» (Быт. 17:9—12).

Во время странствования по пустыне народ Израиля не придерживался этого обычая, но затем он был восстановлен Иисусом Навином (Нав. 5:2 и след.). Обряд совершался над всеми мужчинами любого возраста (см. Быт. 17:10,23; 21:4; Нав. 5:2 и след.), но главным образом обрезанию подвергались младенцы мужского пола, не достигшие восьми дней (Быт. 17:12; Лев. 12:3; Флп. 3:5). Обрезание применялось также к рабам, считавшимся членами семейной общины, и к чужеземцам, желавшим принять участие в праздновании Пасхи (Быт. 34:14—17; Исх. 12:48), а позднее — и к полностью принявшим иудаизм. Как правило, обряд совершался главой дома (Быт 17), реже — матерью (Исх. 4:25), а позднее — врачом и могелом (что значит «тот, кто обрезает»).

Почему именно обрезание стало символом завета, неизвестно. Но в любом случае оно напоминало израильтянам об обетованиях, заключенных в Божьем завете (относительно потомства, владения землей, Быт. 17:4—8), и об обязанностях, возложенных в нем на Израиль (Втор. 10:16; 30:6; Иер. 4:4; Иез. 44:7; Рим. 4:11; Гал. 5:3).

Задолго до христианства Ветхий Завет настаивает на недостаточности обрезания плоти, призывает к духовному обрезанию, «обрезанию сердца»: «Обрежьте себя для Господа, и снимите крайнюю плоть с сердца вашего» (Иер. 4:4; Лев. 26:41; Втор. 30:6; Иез. 44:7 и др.). Метафорически обрезание олицетворяет греховность и порочность человека (Лев. 26:41; Иер. 6:10; 9:25; Иез. 44:9). Соответственно «духовное обрезание», необходимо человеку, пренебрегающему заветом Господа и нуждающемуся в Божьем прощении (Втор. 10:16; 30:6; Иер. 4:4; 9:26)

Обрезание в новозаветное время

В первых христианских общинах, в том числе и в Иерусалиме, обрезание сначала распространялось на всех без исключения мужчин (о чем свидетельствует спор, разгоревшийся на собрании апостолов), пока апостол Павел не добился, чтобы обрезание не совершалось над обращенными из язычников (Деян. 15:1—20; Рим. 4:12; Гал. 2:2 и след.; см. также 1-е Кор. 7:18 и след.). В Новом Завете выражение «обрезанные» иногда означает еврейскую религиозную общину в ее противопоставлении христианской общине (Гал. 2:8; Кол. 4:11).

Апостол Павел использует понятие обрезания как символ обновления человека через веру в Христа, которое он называет обрезанием Христовым (Кол. 2:11). Обрезание Христово заключается в «совлечении греховного тела плоти» и совершается, в отличие от иудейского обряда, не ножом и не по букве Закона, а в сердце и по духу (Рим. 2:29; Кол. 2:11). Павел выступает против утверждения о том, что иудеем, т. е. участником завета с Богом, человека делает наружное обрезание (Рим. 2:28 и след.). Причастность к Богу основывается на внутреннем духовном обновлении человека. Тем самым иудейское обрезание становится ненужным и бессмысленным (Рим. 4:12; Гал. 2:3 и след.; 5:6; 6:15; Кол. 2:11). Свидетельством подлинности этого внутреннего обрезания служит крещение (Кол. 2:12). «Обрезание Христово» выступает здесь как понятие, равнозначное «совлечению плоти», подтверждаемому крещением, которое следует понимать как погребение ветхого человека. Таким образом, в Кол. 2:12 мы имеем дело с неполным сравнением, и поэтому следует избегать прямого отождествления обрезания и крещения. В крещении заключен очень важный момент, которого не было в обряде обрезания времен Павла, а именно — крещение доказывает, что Божий завет действен не благодаря какому-либо внешнему знаку, а благодаря Духу, обновляющему человека в вере (Рим. 2:29; Кол. 2:12).

Обрезание в по-библейское время

Впервые преследование из-за обрезания возникло во время антиоховых гонений на евреев. С целью эллинизировать еврейский народ Антиох IV Епифан (II в.) запретил совершать обрезание (I Макк., I, 47), а те, кто совершали эту операцию над своими детьми, подвергались смертной казни. Повод к этому дали сами евреи-эллинисты. Подражая грекам в публичных играх, еврейские юноши, вопреки традиционной стыдливости, выступали на ристалищах голыми, и, чтобы избегнуть насмешек, они искусственным способом старались замаскировать следы религиозной операции, подвергаясь для этого весьма болезненной контр-операции, известной под названием Epispasmus (от греч. epispasmos — оттягивать), в Талмуде — הצולה משיבת. Чтобы предупредить эту неприятность эллинисты не подвергали своих детей обрезанию6, и это побудило Антиоха совершенно запретить эту операцию.

При определенных обстоятельствах, к контр-операции иногда прибегали также и благочестивые евреи в диаспоре. После разрушения Иерусалима Веспасиан установил, чтобы прежняя подать в две драхмы, которую евреи вносили в пользу иерусалимского храма, поступала теперь в казну храма Юпитера Капитолийского в Риме. Евреи восприняли этот налог как святотатство и всячески скрывали свое иудейство, чтобы уклониться от его уплаты. Римские фискалы, по свидетельству Светония, раздевали подозреваемых ими в иудействе лиц на улице и взыскивали налог, и чтобы избавиться от него, многие решались на эписпазм.

После поражения Бар-Кохбы во время адриановых гонений на евреев (в 117 г. н. э.) обрезание было запрещено под страхом смертной казни.

Впоследствии, несмотря на то, что римские поэты с презрением и насмешками отзывались об обрезании, обряд этот постепенно стал проникать во все слои римского общества, не исключая императорских домов. И только в царствование Константина Великого, когда христианство было признано государственной религией Римской империи, отцы Церкви, в согласии с учением апостола Павла, стали доказывать, что обрезание совершенно не нужно и что оно вполне заменяется крещением. Многие евреи, обращенные в христианство, ошибочно полагали, что должны совершить анциркумцизию, чтобы подтвердить свой отказ от старой веры. От этого предостерегал апостол Павел7 (1 Кор, 7:18—19).

Преследования евреев во времена нацистского режима вновь сделало актуальным вопрос о восстановлении крайней плоти. Отсутствие ее становилось опасным для жизни, независимо от того, было обрезание выполнено по религиозным соображениям или в связи с фимозом в детском возрасте.

Обрезание в христианской экзегетике

В христианской типологии обрезание, как и переход Иордана, является прообразом крещения. Тот, кто не вступил в завет с Богом в покаянии и таинстве крещения, находится в опасной и безблагодатной пустыне греховного мира, он не спасен от власти греха и сатаны. Крещение — это духовное обрезание, дающее через веру право на новую жизнь в духовной земле Божией — в Церкви, в Царстве Небесном — это обрезание Христово:

"В Нем вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым; бывши погребены с Ним в крещении, в Нем вы и совоскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых, и вас, которые были мертвы во грехах и в необрезании плоти вашей, оживил вместе с Ним, простив нам все грехи" (Кол. 2:11—13).

Потомки Авраама, Исаака и Иакова, придя в Землю обетованную, оказались необрезанными. В пустыне, в долгие годы странствования по ней, народ мог оставаться необрезанным, но придя в землю своего наследия, в землю Святую, посвященную Богу, он должен был восстановить свой завет с Богом, обрезаться и совершить Пасху:

«В то время сказал Господь Иисусу: сделай себе острые [каменные] ножи и обрежь сынов Израилевых во второй раз. И сделал себе Иисус острые [каменные] ножи и обрезал сынов Израилевых на [месте, названном]: Холм обрезания.» (Нав. 5:2—3)

В проповедях на книгу Иисуса Навина Ориген так истолковывает вторичное обрезание каменными ножами:

«Хотел бы спросить евреев, как кто-то может быть вторично обрезан по плоти плотским обрезанием? Ведь однажды обрезанный не имеет более того, что могло быть обрезано во второй раз. Но мы, которым сказано, что „закон духовен“ (Рим. 7:14), вот в каком смысле надлежит разрешать эту трудность. Мы говорим, что тот, кто был наставлен законом и научен Моисеем, отбросил прочь ошибки идолопоклонства и оставил суеверия и служение идолам. Это — первое обрезание, по закону. Но когда от закона и пророков таковой приходит к вере в Евангелие, принимает также второе обрезание через „камень, который есть Христос“ (1 Кор. 10:4). И таким образом исполняется слово, сказанное Господом Иисусу: ныне Я снял с вас посрамление Египетское (Нав. 5:9). Как апостол сказал: „Пили из духовного последующего камня; камень же был Христос“ (1 Кор. 10:4), точно также мы можем утверждать: были обрезаны духовным камнем, сопровождавшим их, и этим камнем был Христос. Итак, если кто-то не очищен вторым обрезанием посредством Евангелия, не сможет оставить посрамление Египетское, то есть обольщение плотскими пороками».

Эта тема очень широко развивается в патристической типологии. Вот, к примеру, очень яркое место из творений святителя Илария Пиктавийского:

«Как Иисус Навин получил указание обновить обрезание каменным ножом, так и Господь, Который есть острое Слово, что „проникает до разделения души“ (Евр. 4:12) и „краеугольный камень“ (Мф. 21:42), духовно открыл обрезание сердца»8

По св. Иустину Философу, учение Христа — это тот каменный нож, которым совершается обрезание сердца:

"Под каменными… ножами будем разуметь Его учение, чрез которое такое множество заблуждавшихся людей от необрезания были обрезаны обрезанием сердца. Этим-то обрезанием Бог повелел тогда Иисусу обрезать даже и тех, которые имели плотское обрезание, получившее начало от Авраама, когда Он сказал, чтобы Иисус обрезал вошедших во святую землю вторым обрезанием посредством каменных ножей" 9

По св. Кириллу Александрийскому, каменные ножи — слово Божие10. Согласно бл. Феодориту Кирскому, вторичное обрезание, совершенное над евреями, прообразует собой не только учение Христово, но и христианское крещение11

Таким образом, духовный смысл обрезания — тема, очень распространенная в древнехристианской письменности.



П р и м е ч а н и я:

  • 1 Cм., напр.: Шантепи де ла Соссей Д. П., Иллюстрированная история религий. Том I. Москва, 1899. С. 245.
  • 2 Ibid. С. 280.
  • 3 Ibid.
  • 4 См., напр.: Sicre J.L. Josue. Navarra, 2002. C.158—159)
  • 5 Обзор и анализ всех мест Библии на тему обрезания см., напр. в: Леон-Дюфур К. (ред.). «Словарь библейского богословия». Брюссель, 1990. Столб. 698—701. The Anchor Bible Dictionary. Vol. I (1992). P. 1025—1031. Theologisches Wörterbuch zum AT. Vol. IV (1984). P. 734—738. Diccionario Enciclopédico de la Biblia (Barcelona, 1993). P. 321—322. Об обрезании в кн. Иисуса Навина: Finkel J. The case of the repeated circumcision in Jos 5, 2—7. An historical and comparative study, in: «Annals of the Jewish Academy of Arts and Sciences». New York, 1974. P. 177—213. Gooding D.W. Traditions of Interpretetaion of the Circumcision at Gilgal, in: «Proceedings of the Sixth World Congress of Jew-ish Studies», Vol. I. Jerusalem, 1977. P. 149—164. Gradwohl R. Der «Hügel der Vorhäuter» (Josua V 3). «Vetus Testamentum», №26 (1976). P. 235—240. Hertog C.G. den. Jos 5, 4—6 in der griechischen Übersetzung. «Zeitschrift für die alttestamentliche Wissenschaft», №110 (1998). P. 601—606. Power E. Josue 5,9 and the Institution of the Circumcision. «Irish Theological Quarterly», №18 (1951). P. 368—372.
  • 6 Об этом говорится в 1-й книге Макковеев: «Они построили в Иерусалиме училище по обычаю языческому и установили у себя необрезание, и отступили от святаго завета, и соединились с язычниками, и продались, чтобы делать зло.» (1 Мак, 1:14—15)
  • 7 «Призван ли кто обрезанным, не скрывайся; призван ли кто необрезанным, не обрезывайся. Обрезание ничто и необрезание ничто, но все в соблюдение заповедей Божьих» (1 Кор, 7:18—19).
  • 8 Hilaire de Poitiers. Traité des mystères, II, 6. Sources Chrétiennes 19. Paris, 1949. P. 150.
  • 9 'Иустин Философ и Мученик, св., «Разговор с Трифоном Иудеем», 113. Цит. по: Протопопов В. «Библейские ветхозаветные факты по толкованиям св. отцев и учителей Церкви». Казань, 1896. С. 166—167.
  • 10 Cirillo di Alessandria. «Commento al Vangelo di Giovanni», IV, 7. Roma, 1994. P. 600—601.
  • 11 Феодорит Кирский, блаж. «Изъяснение трудных мест Божественнаго Писания». Творения. Т. I. Москва, 1855. С. 276—277.
Личные инструменты